ЭКОНОМИКА УКРАИНЫ
Подобається

Правильная цена газа

20.07.2016
Правильная цена газа

Субсидии 15 миллионам граждан платит не государство, а другая часть граждан Украины, которые переплачивают за газ Европейские цены на газ и европейские тарифы у нас уже есть.

А вот с европейскими зарплатами — проблема. В этом, пожалуй, и заключается основная причина, почему вокруг уровня цены газа для населения идут такие активные дебаты, передает Коррупция.Маркет. Премьер-министр Владимир Гройсман на днях неординарно решил отбиться от критики за недавнее повышение цены газа для населения.

"Рыночная цена на газ. Когда речь идет о 6879, эта цена формируется таким образом: немецкий хаб, газовые торги, выбирается цена, плюс транзит, плюс распределение по Украине, появляется цена с налогами. И она на нынешний день составляет 6879 гривен, это 100% стоимости", — пояснил глава правительства.

Но еще интереснее Гройсман посчитал газ, добытый на нашей территории.

"Что касается украинского газа. Украинский газ стоит 4849 гривен без НДС. И это означает, что 50% цены — государственная рента. Это платеж, который уплачивает тот, кто добывает газ. Это означает, что на него тоже есть рыночная цена. Но то, что засчитывается в бюджет, и направляется на нужды государства также", — констатировал премьер.

И третий тезис, ради которой премьер и делал пояснения структуры цены импортного и украинского газа. По словам главы правительства, “самое главное — система субсидирования построена так, что государство доплатит за того, кто не имеет возможности заплатить. Поэтому людям с небольшим доходом абсолютно ничего не угрожает".

Итак, по словам главы правительства, запугивание населения высокими тарифами на осень-зиму — просто политическая PR-карта популистов. Но действительно ли нынешняя система формирования цены газа для населения является таким замечательным и справедливым изобретением Гройсмана?

Анализ экспертов отрасли показывает, что эта схема очень неоднозначная. Подробнее об этом-в нашей беседе с Виктором Логацьким, ведущим экспертом энергетических программ Центра Разумкова, и Дмитрием Маруничем, независимым экспертом по энергетическим вопросам.

— Есть безупречные основания утверждать, что объявленная премьером цена на газ для населения является справедливой, а аргументы оппонентов — только голым популизмом?

Д. Марунич: — У нас субсидии получает примерно 15 миллионов человек. Несколько большая часть их не получает. И среди того большинства реально богатыми являются лишь 5 — 10% процентов граждан, остальные же не нищенствуют, и только. Новые тарифы для этой немного забезпеченішої группы, что не будет получать субсидии, действительно будут серьезным нагрузкам. Но вот что главное: на самом деле субсидии полутора десяткам миллионов бедных граждан государство платит лишь формально.

Де-факто же эти субсидии своим соотечественникам платит именно и вторая часть населения, субсидий не получает. И если бы большинство населения не должна была это делать, то жила бы богаче, чем сейчас.

— Объясните, какие основания есть для такого вывода?

Д. Марунич: — Посмотрим на структуру газовых поступлений на рынок Украины в январе — мае 2016 года: 3 миллиарда кубических метров — импорт и 8,5 миллиарда “кубов” — собственная добыча. Теперь перечитайте еще раз слова главы правительства о том, как формируется цена на отечественный газ — 50% в ней является рентой, которую газодобывающие предприятия еще при Яценюке стали платить государству в таком размере.

Экономический смысл ренты в Украине искаженно. Потому что в мировой экономической теории рента-это налог на сверхприбыль. У нас же рентой фактически называют плату за добычу природного газа. Добыл 1 тысячу “кубов” газа, то уплаты ренту, установленную на такой объем, а не в зависимости от того, полученный там сверхприбыль или нет. А в итоге эту ренту платим мы — каждый человек, в составе конечной цены на газ.

— Почему в Украине мы имеем такой высокий размер ренты на отечественный газ — примерно на уровне 50%?

В. Локацький: — С помощью этой цифры приблизили цену отечественного газа до рыночной. Притом полученные рентные платежи используют на субсидии, для более бедной части общества.

Д. Марунич: — Для тех 15 миллионов граждан, как показал опыт прошлого года, это действительно выгодно. А для других… Что делает газодобывающая компания, получив от государства требование об уплате 50% ренты? Закладывает в цену для потребителей. Как следствие, большинство населения страны, субсидий не получает и платит полную стоимость газа, платит в той цене том числе и установленный государством размер ренты.

— Правительство критикуют за то, что он не пошел другим путем-посчитать, в каких пропорциях мы потребляем отечественный и импортный газ и установить, исходя из этого, среднюю цену. Звучит логично!

Д. Марунич: — Здесь тот случай, когда нельзя сказать, что подход правильный Тимошенко, а Яценюка и Гройсмана — неправильный, или наоборот. Это тот случай, когда само общество должно решить, какую идеологию оно выбирает. Как общество решит, как отреагирует, такими и будут тарифы.

— Что вы имеете в виду? Как люди сами могут повлиять на тарифы?

— Объясню, что имею в виду. Нет одного правильного подхода к определению цены. Категория цены является одним из наиболее сложных экономических понятий, вызывающих споры среди экономистов, и до настоящего времени среди них нет единства в этом вопросе. В экономической теории выделяют две методики формирования цены.

Первая — издержки плюс прибыль. В соответствии с ней в основе цены должна лежать стоимость продукта, определена затратами на его производство. Ну и плюс норма прибыли какая-то — скажем, 15%. Собственно, этот вариант и предлагает Юлия Тимошенко, когда призывает определять средневзвешенную цену для смеси отечественного и импортного газа, отталкиваясь от себестоимости в определении цены газа внутренней добычи в этой смеси.

Вторая методика установления цены — так называемая маржинальная. За ней, цена — это размер ценности благ, который обнаруживается не во время производства, а только в процессе обмена на рынке. Если страна не производит достаточно какой-сырья и поэтому импортирует ее, то рыночная цена на этот продукт в стране может стать близкой именно к цене импорта. Хотя термин “рыночная” и звучит красиво, и мне кажется, что, несмотря на, мягко говоря, низкую платежеспособность нашего общества, мы могли бы использовать первую методологию — издержки плюс прибыль.

Особенно, учитывая то, что газ, добываемый в Украине, имеет довольно низкую собіварість и на этом этапе мог бы быть определенным амортизатором — пока доходы населения не услышать расти.

— Неужели Гройсман этого не понимает?

— Это должен быть осознанный выбор общества — требовать именно этой методики определения цены. Потому что пока люди выбрали партии, которые написали в коалиционном соглашении, что тарифы должны быть рыночными. Вот они и взяли учебник по макроэкономике, установили рыночные тарифы согласно его требованиям, а МВФ их за это похвалил.

Правительство Гройсмана в поставках энергоносителей для нужд населения теперь решил опереться на вторую концепцию и продавать людям газ по самой высокой из возможных цен, которую назвал рыночной. Они честно написали в коалиционном соглашении о переводе этой сферы на рыночные цены, и они это выполняют, как понимают. Но это не означает, что устанавливать рыночную цену для населения обязательно правильно.

— Как быть еще с колебаниями цены на газ — ведь за последние месяцы цена, по которой Украина покупает тот же импортный газ, существенно снизилась? Или уменьшит правительство Гройсмана цену на газ для населения?

В. Локацький: — Нынешние тарифы правительство заложило постановлением №315 от 27 апреля 2016 года. В ней указано, что тарифы до 31 марта 2017 года. Очевидно, если протестные настроения в обществе возрастут, то тарифы могут все-таки посмотреть в сторону незначительного уменьшения — или перед началом отопительного сезона, или в начале.