ЭКОНОМИКА УКРАИНЫ
Подобається

Украинская экономика на перепутье: кризис или сотрудничество с МВФ

03.07.2018
Украинская экономика на перепутье: кризис или сотрудничество с МВФ

Чем грозит Украине прекращении сотрудничества с Международным валютным фондом

Уже более года Украина не получала траншей от МВФ. Время уходит, потребность государства в деньгах растет, а с приближением выборов украинские политики теряют то способность, то желание выполнять жесткие и неизменные требования основного кредитора страны. Такое развитие событий заставляет одних предсказывать неотвратимую кризис, дефолт и «доллар по 50», а других распространять байки о ненасытного монстра, который вмешивается во внутренние дела Украины, что находится под его «внешним управлением». Конечно, без гиперболизации действительности украинский политикум не обходится. Но возникает вопрос: что на самом деле ждет Украину, если не удастся продолжить сотрудничество с МВФ? Неделя попытался найти ответ на него.

Популярное: «Тариф на доставку»: За отопление придется платить и летом?

Сейчас ситуация в экономике достаточно устойчива. ВВП и доходы населения растут, инфляция якобы наконец пошла на спад, ситуация на валютном рынке более-менее стабильна. Если мыслить только сегодняшним днем, то все не так плохо. И если заглянуть немного вперед, то сразу становится понятно, что такая ситуация, видимо, сохранится ненадолго. Ведь, по оценкам НБУ, в течение 2018-2020 годов Украина должна выплатить по внешним государственным обязательствам почти $ 17 млрд (см. «Деньги на бочку»), еще более $ 5 млрд приходится на погашение и обслуживание долга госкомпаний, который гарантировало государство. В золотовалютных резервах (ЗВР) НБУ чуть более $ 18 млрд. То есть денег не хватает даже на то, чтобы просто полностью расплатиться с кредиторами, не говоря о том, чтобы без напряжения пройти период высоких выплат. Это вызывает естественные опасения.

Но беспокойство должно быть осознанным. А для этого важно проанализировать детали. Период высоких выплат можно условно разделить на три отрезка. Первый — до очередных выборов президента, которые должны состояться в марте 2019 года. Примерно в это время заканчивается и текущая программа сотрудничества с Международным валютным фондом. То есть на деньги от МВФ условно можно надеяться только в течение этого периода, ведь после его завершения потребуется новая программа, а это уже совсем другая история. По оценкам НБУ, за три квартала, оставшиеся до этого момента, Украина должна погасить примерно $ 3800000000 внешних государственных обязательств. Сумма некритична, но заметная. Нацбанк справедливо считает, что когда к концу программы сотрудничества с МВФ Украина получит два транша, то вопрос рефинансирования внешних долгов до президентских выборов будет закрыто.

По оценкам НБУ, В ТЕЧЕНИЕ 2018-2020 лет УКРАИНА ИМЕЕТ выплатить по внешним государственным обязательствам ПОЧТИ $ 17 МЛРД, ЕЩЕ БОЛЕЕ $ 5 млрд приходится на погашение и обслуживание долга госкомпаний, КОТОРЫЙ гарантировало государство

Второй период — между президентскими и парламентскими выборами. Грубо говоря, речь идет о II-III кварталы 2019 года, в течение которых Украина должна выплатить еще более $ 3900000000. Это время, видимо, будет тяжелым, ведь нынешняя программа сотрудничества с МВФ на тот момент уже завершится, а подписывать новое может оказаться никому . Она, вероятно, потребует дееспособного парламента, который принимал бы необходимые законопроекты на выполнение требований МВФ, а его функциональность уже сомнительна, хотя пока политическая ситуация более определенная, чем будет на тот момент. К тому же подписание новой программы потребует конкретных контактных лиц в правительстве, которые будут вести переговоры с МВФ и заниматься выполнением. В нынешнем Кабмине таким лицом был министр финансов Александр Данилюк. После его отставки исчез соответствующий канал сотрудничества, который пока восстанавливать не спешат. Такая ситуация может сохраниться до очередных парламентских выборов. Учитывая это было бы очень хорошо иметь некоторый запас прочности на указанный период в форме значительных ЗВР. Но это в идеале, от которого наша реальность сегодня очень далеко.

Наконец, на третий период — после парламентских выборов — приходится остальные выплаты. Тогда суммы будут существенными, но выплачивать их надо будет в условиях большей политической определенности. Есть все основания надеяться, что к концу следующего года страна будет иметь вполне дееспособных президента, парламент и правительство. Независимо от того, кто будет у власти, необходимость погашать долги Украины обусловит потребность в новой программе сотрудничества с МВФ.

Один-два транша до конца текущей программы — это не только $ 1-2 млрд от МВФ для Украины, но и несколько миллиардов от других иностранных кредиторов. Вместе эта сумма позволила бы не только перекрыть потребность во внешнем финансировании до президентских выборов, но и создать хороший запас на период между. Но эти средства еще надо получить. До недавнего времени основным камнем преткновения якобы было создание Антикоррупционного суда. Несколько недель назад Верховная Рада приняла закон, который определяет механизмы его существования, вот-вот якобы должны принять документ, который запустит сам процесс создания.

Теперь на первый план выходит второе требование МВФ — привести тарифы на природный газ для населения до рыночного уровня. И вот здесь возникают вопросы. Правительство уже много месяцев говорит, что находится в процессе определения формулы новой цены на голубое топливо. Но в этой формуле не будет ни интегралов, ни дифференциальных уравнений, чтобы ее так долго не могли выписать. Итак, проблема в том, что Кабмин пытается выторговать как можно меньшую цену, а МВФ, как всегда, непоколебим в своих требованиях. В такой ситуации будет трудно достичь консенсуса. Беда в том, что правительство проявляет твердолобость и близорукость. Понятно, что повышать цену на газ, а с ней и тарифы на жилищно-коммунальные услуги перед выборами не очень хочется, потому что это негативно повлияет на рейтинги власти, которые и без того невысокие. Но что мешало сделать это полгода или год назад, чтобы к выборам населения вообще забыл об этом? Система субсидий на жилищно-коммунальные услуги все равно защитит очень большую часть населения, которая просто не заметила бы повышение. А прибыли и налоговые отчисления газодобывающих компаний, в частности государственных Нафтогаза (в прошлом году почти 40 млрд грн чистой прибыли) и Укргаздобыча (более 30 млрд грн) частично перекрыли бы дополнительные бюджетные расходы, обусловленные большим размером субсидий. Однако правительство этого не сделал. А вероятность того, что вскоре сделает, с приближением выборов стремительно тает.

Формально этими двумя требованиями исчерпывается все, чего хочет от Украины МВФ, чтобы выделить нам очередной транш кредита. Но есть еще одна, и она всегда актуальна. Речь идет о сбалансированности бюджета. С ее удовольствием сегодня также не все в порядке, ведь, по данным Госказначейства, за пять месяцев 2018 план бюджета по доходам выполнен на 99,4%, при этом объем фактических расходов несколько выше, чем было запланировано изначально. Результат — дефицит превышает норму, беспокоит Международный валютный фонд. С приближением выборов градус социального популизма растет, не утихают разговоры о еще одном повышении минимальной зарплаты в течение 2018, до конца года запланировано еще дважды поднять социальные выплаты. Все это только раздувать расходную часть бюджета и может вывести показатели дефицита за пределы нормы, приемлемой для МВФ. Или закроет он на это глаза и таки даст Украине очередную порцию денег, чтобы поддержать нынешнюю власть и ее шансы быть переизбрана? В этом есть определенные сомнения.

Если власть все же не сможет выполнить требования МВФ и получить хотя бы один транш до конца нынешней программы сотрудничества, придется искать запасные варианты. Но имеем ли мы выбор?

Главной альтернативой недавно было привлечение средств от выпуска еврооблигаций на глобальных рынках капитала. В сентябре 2017 года Украина удачно разместила 15-летние евробонды с купонной ставкой 7,375%. Тогда спрос на ценные бумаги нашего государства значительно превышал предложение. Но не прошло и года, а доходность к погашению этого выпуска уже составляет 9,3% и растет дальше. Чем дольше мы не получаем очередного транша от МВФ, тем больше иностранные инвесторы сомневаются в способности нашего правительства обслуживать государственные обязательства и тем меньше вероятность привлечь средства в необходимом объеме под адекватный, низкий процент. Дополнительным негативным фактором стало увольнение бывшего министра финансов Александра Данилюка, который заявил, что вместе с ним уйдут все его заместители, в том числе и ответственный за прошлогоднее размещение еврооблигаций. Если так, то правительство потеряет отработанный канал выхода на международные рынки заимствований, контакты с финансовыми советниками и тому подобное.

Еще одна потенциальная альтернатива — поиск финансовых ресурсов на внутреннем рынке. Но и здесь не хватает поводов для оптимизма. Главные покупатели облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) — НБУ и коммерческие банки. Нацбанк отказался от фискального доминирования, то есть от финансирования потребностей бюджета через печать денег и выкуп ОВГЗ в необходимых правительственные объемах. Возможно, если очень припечет, регулятор смягчит позицию, но пока нет никаких оснований сомневаться в его непоколебимости. В то же время коммерческие банки уменьшают свой портфель ОВГЗ, потому что им нужны деньги для кредитования, дает высокий процент и стремительно развивается. В итоге объем ОВГЗ в обращении уменьшается: с начала года до середины июня запас гривневых гособлигаций упал на 0,5%, а валютных — на 1,7% в долларовом эквиваленте. Правительство размещает новые ценные бумаги на меньшие суммы, чем тратит на погашение старых. И не выполняет даже плана финансирования текущего бюджетного дефицита на внутреннем рынке, не говоря об использовании ресурсов последнего для перекрытия дефицита внешнего финансирования.

Также запасной вариант — привлечение средств от приватизации. Ежегодно в бюджет записывают миллиардные планы поступлений от нее, но каждый раз она не дает ничего, кроме словесного шума. Так может быть и сейчас. Конечно, сегодня ситуация с приватизацией лучше, чем раньше, потому что не так давно было принято законодательные изменения, которые упрощают и должным регламентируют этот процесс. Несколько недель назад правительство одобрило перечень объектов для большой приватизации на 2018 год, затем Фонд госимущества подтвердил его своим решением. Но первый конкурс состоится не раньше IV квартале, а тогда могут быть очень неблагоприятные обстоятельства. Кроме того, если мы до того времени не восстановим сотрудничества с МВФ, доверия у международных инвесторов к этой приватизации не будет.

Итак, сегодня вполне очевидно, что имеющиеся альтернативы финансированию от МВФ и других международных доноров весьма призрачны, ведь нет никаких гарантий, что Украина сможет привлечь из них финансовый ресурс в необходимом объеме. А значит, в случае неблагоприятного развития событий для погашения и обслуживания внешнего госдолга нам придется полагаться только на золотовалютные резервы НБУ до парламентских выборов 2019-го. За это время государству нужно будет потратить более $ 7700000000 — почти половину нынешнего объема ЗВР.

Здесь важны детали. Спрос на валюту на межбанковском валютном рынке циклический (см. «Межбанковские горки»). В I-II кварталах он низкий. Поэтому в течение этого времени вот уже три года подряд гривна укрепляется, а НБУ существенно пополняет валютные резервы. При благоприятных обстоятельствах сумм, выкупленных Нацбанком на валютном рынке в течение первого полугодия, почти хватит, чтобы компенсировать внешние платежи, приходящиеся на этот период. Зато в III-IV кварталах обычно наблюдаем дефицит валюты толкает курс доллара вверх и часто заставляет НБУ продавать часть ЗВР. Но если в течение последних нескольких лет это не создавало значительные угроз, то 2018 сезонный дефицит валюты во втором полугодии будет усилен ее покупкой правительством. Если он будет делать это на межбанке, то создаст двойной дефицит, который может достаточно резко толкать курс доллара вверх (мы видим, что он уже пополз вверх, хотя еще только июнь). А если Кабмин будет покупать валюту прямо в НБУ, мы увидим довольно заметное уменьшение резервов, что может негативно повлиять на настроения участников рынка, которые начнут спекулятивно придерживать твердую валюту. Сейчас на валютных счетах правительства в Нацбанке менее $ 1 млрд, то есть описан процесс вот-вот начнется. Если не будет денег МВФ, гривна будет обесцениваться достаточно быстро и может преодолеть отметку 30 грн / $ задолго до конца этого года.

О 50 грн / $ говорить пока рано, по крайней мере 2018 вероятность такого курса почти нулевая. Однако если сотрудничество с МВФ не будет продолжено, то очень вероятно, что в критический момент между президентскими и парламентскими выборами, ближе ко второй половине 2019-го, начнется валютная паника. Дополнительным ее фактором может стать решение Лондонского суда о возвращении России $ 3 млрд долга Януковича. С нынешней перспективы кажется, что деньги придется возвращать в любом случае, но проблема в том, что это обязательство может возникнуть в самый неподходящий момент. Если так, то не исключено, что до парламентских выборов 2019 года объем ЗВР сильно отличаться от минимума, достигнутого в начале 2015 года, в момент гигантского скачка курса доллара. Это подложит масла в огонь валютной паники.

В итоге получается, что продолжение сотрудничества с МВФ — единственный железный инструмент избежать еще одного кризиса в 2018-2019-м. Только деньги МВФ и других международных доноров гарантируют безопасное рефинансирования внешних долгов Украины в течение этого и следующего годов. Остальные варианты — компромиссы, часто довольно виртуальные, которые, конечно, смягчат ситуацию, если сыграют, но точно не помогут избежать кризиса.

В такой ситуации, наверное, главный вопрос для страны — сколько людей осознает угрозы? Пожалуй, немало, ведь о потенциальной кризис сегодня очень много говорят в СМИ. Надо отдать им должное и отметить, что семь лет назад, когда «выдающаяся» вертикаль власти Януковича разорвала сотрудничество с МВФ после первого транша, никто даже не пикнул о том, что это может привести к экономическому кризису. Зато все в унисон повторяли мантру о «стабильности и улучшения». Сейчас ситуация другая, то есть страна меняется. Сейчас в ней немало людей, которые осознают все риски, связанные с отсутствием взаимодействия с МВФ. Но, к сожалению, пока таких меньшинство.

Нужно отдать должное и тем, кто в течение последних лет работал не покладая рук для выполнения требований МВФ. В 2014-2017-м Украина получила от Фонда в пределах двух программ шесть траншей на общую сумму более $ 12500000000. В определенные моменты получения денег без поблажек не обходился, в других было выполнено кропотливую работу, чтобы удовлетворить требования МВФ. Но в целом это беспрецедентное достижение, которое требовало огромных организационных, трудовых и, главное, ментальных усилий. Оно свидетельствует о том, что на сегодня в государственном аппарате есть немало людей, готовых вести страну по пути перемен к лучшему. Другое дело, что они пока не принимают ключевых решений и не определяют государственной политики во многих направлениях. Но, видимо, к этому придем позже, то лишь вопрос времени.


Еще одно сравнение с прошлым: раньше украинская власть всегда балансировала между восточными и западными источниками финансирования. Мол, не дает деньги МВФ — возьмем в России. Не исключено, что будут политики, которые будут предлагать такой сценарий и на этот раз или хотя бы апеллировать к тому, как хорошо жилось во времена «стабильности и улучшения».
Учитывая особенности политикума и предвыборного периода в Украине есть большие сомнения относительно того, получим мы хотя бы один транш от МВФ до окончания нынешней программы сотрудничества. В то же время их практически нет о том, что за год доллар будет стоить 30 грн. А вот будет ли это сезонный пик, после которого гривна снова подорожает в I квартале 2019-го, или только плацдарм для нового скачка в горниле валютной паники, станет ясно довольно скоро.

 



Коментарии